Олег Сокур: «Мы будем двигаться вперед»

Тосненская КМБ – огромный, живой организм. Махина, от работы которой так или иначе зависит каждый житель Тосненского района.

Тосненская КМБ – огромный, живой организм. Махина, от работы которой так или иначе зависит каждый житель Тосненского района. Если внимательно почитать социальные сети, станет очевидно – тема здравоохранения наравне, наверное, с темой ЖКХ занимает в обсуждениях главное место. Медицина Тосненского района всегда вызывала огромное количество вопросов. Некоторые из них «Тосненский вестник» задал исполняющему обязанности главного врача Тосненской КМБ Олегу Сокуру.

 

Максимально позитивные впечатления

 

– Олег Васильевич, в должности исполняющего обязанности главврача Тосненской КМБ вы работаете немногим меньше года. Поэтому начать наш разговор хочется со знакомства. Расскажите о себе: откуда вы родом, где учились, как начиналась ваша профессиональная карьера?

 

– Я родился в семье военнослужащих в столице Бурятии Улан-Удэ. Там прожил десять лет. По долгу службы семья переехала во Владимир, где я и окончил школу. После учился в Военно-медицинской академии в Санкт-Петербурге на факультете подготовки врачей для воздушно-космических сил. В 2013 году поступил в интернатуру по специальности «хирургия». Проходил ее на базе НИИ скорой помощи имени Джанелидзе.

 

В 2014 году по распределению отправился в Чеченскую Республику, где был назначен командиром операционно-перевязочного взвода в медицинской роте. Так что, являюсь участником контртеррористической операции, ветераном боевых действий.

 

После окончания службы вернулся во Владимир, работал врачом-хирургом в областной больнице, а затем опять отправился в Петербург – в Первом медицинском университете учился в ординатуре по специальности «урология».

 

Здесь сделаю отступление и скажу, что история моих возвращений в Санкт-Петербург, в Ленинградскую область связана с женой. Она коренная петербурженка, естественно, не очень хочет уезжать отсюда. И я ее понимаю – город прекрасный.

 

После ординатуры работал урологом и попутно проходил профессиональную переподготовку по организации здравоохранения. Это позволило занять должность руководителя Красноборской районной больницы в Архангельской области.

 

Позже, опять же с подачи жены, я отправил резюме в комитет по здравоохранению Ленинградской области. Особо ни на что не рассчитывал, однако мне предложили возглавить Тосненскую КМБ. Так я оказался в Тосно.

 

– Если вас многое связывает с Санкт-Петербургом, то наверняка вы что-то слышали, знали и о Тосно, и о Тосненском районе до прихода сюда?

 

– Да, конечно. Во время учебы даже пару раз ездили в Тосненский район на практические занятия. Так что представление о Тосненской больнице имел. С городом сложнее, потому как особо его не видел: приехал, отработал практику на отделении и уехал. Но мне повезло в том плане, что я заступил на должность в преддверии Дня Ленинградской области: город был отремонтирован, украшен. И до сих пор у меня остаются максимально позитивные впечатления: город небольшой, но довольно приятный, аккуратный и опрятный.

 

С откровенным негативом со стороны людей я также не сталкивался. Даже говоря о проблемах, люди настроены адекватно и конструктивно.

 

Стиль управления жесткий?

 

– Перед Новым годом прошла традиционная встреча руководителей Тосненского района с представителями СМИ. Глава района Андрей Геннадьевич Клементьев, говоря тогда о медицине, назвал ваш подход к работе, цитирую, «где-то даже жестковатым». Согласны с такой характеристикой?

 

– Я не могу сказать, что у меня стиль управления жесткий. Он смешанного типа: местами демократический, местами тоталитарный, назовем это так. Все зависит от цели и от человека, с которым ты работаешь.

 

Есть разные стили управления. Возможно, в какие-то моменты жесткость у меня присутствует: если я вижу, что это необходимо для общего дела. Если я уверен, что мой вариант решения проблемы верный, то, конечно, буду на нем настаивать и жестко требовать исполнения. При этом я максимально готов прислушиваться к людям, к адекватным вариантам решения проблемы.

 

– Еще одна цитата, теперь уже из вашего интервью тосненскому телевидению: «команде, врачам, всему персоналу приходилось перестраиваться на новый лад». Можете пояснить, что вы имели в виду?

 

– Приведу пример. Для того, чтобы больница хорошо себя чувствовала, чтобы врачи зарабатывали определенные деньги, наша страховая медицина требует определенных действий. Приходит человек с заболеванием, мы его лечим, выставляем счет страховой компании, и она нам его оплачивает. Чтобы страховая компания увидела этот счет, врач должен поставить свою электронную подпись.

 

В поликлинике я столкнулся с тем, что часть врачей не делали этого! То есть, они реально принимали большое количество пациентов, но, условно, из тридцати, которых приняли, электронной подписью подписали только десять. Соответственно, больница не дополучила денег, а у врача начала хромать зарплата.

 

Это одно из направлений, где мы перестраивали работу. И, как минимум, в поликлиническом звене у большого ряда врачей зарплата подросла. Конечно, это не космические цифры, но, в любом случае, они ощутили результат.

 

Это один из примеров, но изменения происходили и происходят в каждом из направлений. Я вижу положительную динамику, мне это нравится, надеюсь, что продолжим в том же духе и уже через год результат будет еще лучше.

 

– Если говорить в общем и целом, каким вы нашли состояние здравоохранения в Тосненском районе, когда только приступили к работе?

 

– Вы знаете, каких-то кардинальных отличий от других регионов я не увидел. Стандартные и понятные проблемы: кадровый дефицит, некоторые проблемы по состоянию зданий, проблемы в закупках лекарств и тому подобное.

 

Самая неприятная, на мой взгляд, проблема – близость к Санкт-Петербургу, а значит огромный отток кадров. Сопротивляться, противодействовать этому очень тяжело. При этом сегодня у нас получилось добиться положительных изменений. С 1 сентября по 18 апреля на работу к нам пришли 18 врачей и 26 специалистов среднего медицинского звена. Из них многие заключают договор по программе «Земский доктор», а значит останутся в районе минимум на три-пять лет.

 

Я много раз говорил и еще раз повторю: если есть специалист, то под него можно покупать оборудование и развиваться. Если специалиста нет, то толку даже от самого современного оборудования не будет. Оно покроется пылью и мне придется нанять отдельно уборщицу, которая будет эту пыль протирать.

 

Хочется всего и по максимуму

 

– Раз мы затронули тему оборудования. В последнее время материально-техническая база КМБ постоянно пополняется. Что удалось приобрести уже при вашем руководстве?

 

– Наверное самым продуктивным выдался декабрь. Тогда поступила лапароскопическая стойка с возможностью выполнения на ней не только хирургических, но и травматологических операций. Поступил операционный стол – современный, рентгенконтрастный. Также поступил и компьютерный томограф. Сегодня он работает в тестовом режиме.

 

Не так давно была приобретена эндоскопическая система визуализации. Это современное оборудование позволяет проводить бронхоскопию. Эндоскоп оснащен камерой высокого разрешения и мощными светодиодами, что повышает его диагностические возможности. Также недавно были куплены новый маммограф и новый рентген-аппарат.

 

При мне закуплена часть анализаторов для лаборатории, часть оборудования для физиопроцедурного кабинета. В ближайшее время будут куплены электрокоагулятор и хирургический лазер – будем развивать современные методы операций по варикозу.

 

Кроме того, с этого года наши специалисты на отделениях гинекологии и травматологии начали выполнять высокотехнологичные операции. Для пациентов по полису ОМС они бесплатные.

 

– А какого оборудования остро не хватает?

 

– Не хватает самого простого оборудования наподобие электрокардиографов. Назовем такое оборудование расходным материалом. Оно периодически выходит из строя и стоит относительно недорого. Не везде хватает нам нормальных стоматологических установок. В этом направлении, я думаю, мы можем справиться своими силами.

 

– А вот, чтобы сделать МРТ, надо ехать в областную больницу…

 

– Да, либо в областную, либо второй вариант: у нас есть договор с частными клиниками, которые работают по ОМС – даем направления туда.

 

МРТ – очень дорогостоящее оборудование и решение о его необходимости принимает комитет по здравоохранению.

 

– На ваш взгляд, такой аппарат нужен Тосненскому району?

 

– Признаться честно, я бы хотел, чтобы в районе было все и по максимуму. Вот, например, хорошо бы открыть в Тосно сосудистое отделение и делать здесь высокотехнологичные операции по сердечно-сосудистому направлению. Однако такие отделения есть в Гатчине и Всеволожске, которые недалеко от Тосно. И практика показывает, что этих отделений достаточно, чтобы вовремя оказывать квалифицированную помощь.

 

– Вы сказали, что специалиста оборудование, даже самое лучшее и дорогое, бесполезно. В Тосненском районе есть примеры, когда оборудование не работает или же работает не полноценно?

 

– Эндоскопия. Первая жалоба была, когда я пришел: у нас есть эндоскопическое оборудование, но мы не можем останавливать кровотечение. В современных реалиях, если у пациента открылась язва, то резать его не надо. Кровотечение останавливается эндоскопически: врач-эндоскопист фиброскопом доходит до желудка и останавливает кровотечение. Если все хорошо, через три-четыре дня человека выписывают на консервативную терапию.

 

Соответствующее оборудование у нас есть, а специалиста не было. Теперь появился специалист и оборудование мы можем использовать на полную мощность.

 

Точно также оборудование позволяло делать полипэктомию – удалять образования из кишечника. Но не было специалиста! Сейчас он есть, и ситуация кардинально изменилась в лучшую сторону.

 

Дефицитная история

 

– Вспоминая поездку двухлетней давности в ФАП поселка Любань, хочется перейти к частному вопросу. Положа руку на сердце, ФАП находится в удручающем состоянии. Есть ли перспективы строительства в поселке нового ФАПа?

 

– Принципиально вопрос со строительством ФАПа в поселке Любань решен. Его начнут строить уже нынешним летом. Здание будет модульным, а потому закончить строительство должны достаточно быстро.

 

– Тогда, как вы в целом оцените состояние наших больниц, поликлиник, амбулаторий, ФАПов? Какие видите слабые места?

 

– Конечно же, это ФАПы. Какие-то из них требуют ремонта, какие-то, как в Любане, замены. Непосредственно в больнице слабое место – это стационар, место, где оказывают круглосуточную помощь. В данный момент это расстраивает меня больше всего, потому что там должны быть идеальные условия. Но эта проблема решаема. Нам выделяют средства, идут ремонтные работы и сейчас надо просто пережить это время.

 

– Вы уже говорили о кадровом дефиците, о проблеме с кадрами. Каких специалистов сегодня не хватает тосненскому здравоохранению?

 

– Самая дефицитная история, моя головная боль – служба скорой помощи. В соседнем Петербурге зарплата отличается колоссально. И она не зависит от того, правильно ли ты заполнил бумажки – скорая помощь финансируется немного по другим стандартам. При этом сотрудники скорой – это люди, которые находятся на передовой.

 

Надо отдать должное, у предыдущего руководства получилось создать здесь костяк специалистов, которые работают максимально профессионально. Но повторюсь – у этих специалистов огромная нагрузка, их должно быть больше. Мы постоянно пытаемся искать сотрудников, найти медиков на скорую тяжелее всего.

 

Сейчас у нас есть хрупкая перспектива на уровне мечтаний: несколько выпускников нашего медицинского колледжа, вроде как, желают пойти на скорую помощь. Если это случится, то появится прекрасная возможность хорошенько укомплектоваться.

 

Когда я пришел, в центральной поликлинике не хватало определенного перечня узких специалистов, терапевтов. В Тосненской поликлинике катастрофически не хватает невролога. Всеми путями и способами ищем, но пока найти, к сожалению, не можем. Долгое время не было в поликлинике пульмонолога, сейчас специалист работает. Начал прием гастроэнтеролог.

 

– А что с педиатрами?

 

– Ситуация постоянно меняется. Пришли новые педиатры, мы на какое-то время выдохнули. Однако в связи с возрастом ушли другие специалисты, и мы опять в панике ищем врачей.

 

Говоря о дефиците кадров, добавлю, что не хватает медицинских сестер. Я всегда говорю, что медсестра – это 70-80 процентов всей медицинской работы, без медсестры никуда. В этом направлении мы также ищем людей и также надеемся на наш колледж.

 

Если брать медицинские учреждения на местах, хотелось бы побольше врачей общей практики, универсальных специалистов.

 

– Если ненадолго вернуться к скорой помощи: сколько в районе круглосуточно дежурит экипажей?

 

– Четыре-пять.

 

– А должно?

 

– Восемь должно быть точно на район, в идеале – десять.

 

Идеальное начало карьерного пути

 

– Привлечь специалистов можно зарплатой. Реально ли в Тосненском районе обеспечить зарплату на уровне соседнего Петербурга?

 

– В каких-то направлениях это получается. Тот же врач-эндоскопист делает довольно крупный объем и получает зарплату на уровне петербургской, а порой и больше.

 

Достойная зарплата – это реально. Но здесь важен и профессионализм самих специалистов: правильная работа с документацией, минимальное количество ошибок, соблюдение стандартов.

 

– Еще один важный фактор для привлечения специалистов – жилье…

 

– У нас есть служебное жилье. И порой, к сожалению, невостребованное служебное жилье. Например, есть прекрасная квартира в Никольском. Приезжайте, заселяйтесь, работайте и через десять лет она ваша. Однако пока никто на такой вариант не согласился. Я не понимаю, почему.

 

Я часто разговариваю с молодыми специалистами, объясняю им, что вариант начать свой карьерный путь в Тосненской больнице – идеальный! Можно набраться опыта, получить практику, чтобы в дальнейшем быть востребованным специалистом в большом городе – В Москве или Петербурге.

 

Более того, тебе здесь может понравится, и ты останешься. Я не знаю, что отталкивает, сложно сказать. Хотя, еще раз повторюсь, положительная динамика есть.

 

– Если говорить не о поликлинике и не об медучреждениях в поселениях, а о центральной больнице. Как дела с кадрами обстоят здесь?

 

– Терапия, педиатрическое отделение – есть дефицит кадров. И медицинских сестер, и врачей. Травматология, хирургия, реанимация – также есть дефицит, но он не криминальный.

 

Почему не работает роддом

 

– Еще один вопрос, который волнует тосненцев – что случилось с роддомом? Почему он не работает?

 

– С сентября работа тосненского роддома приостановлена до особого распоряжения. Здесь проходила выездная проверка и специалисты Роспотребнадзора определили, что родильный дом не соответствует стандартам оказания медицинской помощи. Требования сейчас действительно очень строгие, потому что рождаемость в приоритете. В здании работает только гинекология.

 

– Каким образом эти несоответствия стандартам планируется устранять?

 

– Комитет по здравоохранению прорабатывает эти варианты. Здесь отмечу, что разработана маршрутизация тосненских пациенток в новый современный перинатальный центр в Гатчине. Прекраснейший центр, с прекрасными, опытными специалистами, которые имеют большую практику, что важно.

 

Для примера. В тосненском роддоме за два дня мог родиться один ребенок, в перинатальном центре за эти же два дня их может родиться тридцать. Соответственно, уровень, знаний, подготовки, опыта специалистов большой.

 

Чтобы жители не беспокоились, добавлю: если вдруг случится ситуация, при которой мы поймем, что времени довезти до Гатчины рожающую женщину нет, то на нашей базе сохраняется ургентный, то есть, экстренный родильный зал.

 

– А самое здание? Оборудование, которое там находилось? Все это простаивает?

 

– Оборудование родильного оборудования, да, частично простаивает. Какую-то часть оборудования на время, пока у нас принимается решение, попросил другой родильный дом.

 

Пока роддом закрыт, чтобы ускорить ремонт в основном корпусе, будем сюда переводить отделения, где идут ремонтные работы. Мы уже на время ремонта переселили сюда кардиологию.

 

– И самый главный вопрос по роддому: какова судьба специалистов, которые здесь работали?

 

– Какая-то часть, наверное, большая, распределилась по другим подразделениям. Незначительная часть специалистов уволилась.

 

Перспективы развития

 

– Не могу не задать и такой вопрос: слышали, как тосненцы за глаза, да и не только за глаза, называют нашу больницу?

 

– Насколько я успел понять, долина смерти. Вы знаете, я работал во Владимирской и в Архангельской областях, в Петербурге и теперь в Ленинградской области. И почему-то только в Питере и Ленобласти местные жители своим медицинским организациям дают какие-то страшные названия: истребительная скорая, башня смерти… Здесь долина смерти. Почему так? Мне, честно говоря, непонятно.

 

Как-будто какие-то коновалы работают, которые людей гробят. Но ведь нет таких! Если кто-то считает иначе, готов выслушать таких людей на личном приеме. Пускай приведу конкретные примеры, будем разбираться.

 

– И под конец: видите ли вы перспективы для развития Тосненской КМБ в ближайшие годы?

 

– Конечно! Обязательно! Это большая и действительно перспективная больница. Количество населения в районе позволяет развиваться. Так что, перспективы я вижу прекрасные. Работа наладится, мы прирастем кадрами и будем двигаться вперед.

 

Иван Смирнов

 

Фото Евгения Асташенкова

 

Иван Смирнов

Последние новости

Тяжелобольных заключённых начнут освобождать немедленно, но через десять дней

Фото: globallookpress.com Законопроект был инициирован Верховным судом, а подписан президентом.

Персональные данные в НКО: права, обязанности, трактовки

29 мая Комиссия по развитию институтов гражданского общества и некоммерческого сектора, взаимодействию с органами местного самоуправления,

Проблемы лесной отрасли в центре внимания областных парламентариев

Правительственный час 48-го заседания Законодательного собрания Ленинградской области, которое состоялось сегодня, было посвящено мерам государственной поддержки лесопромышленного комплекса региона.

Card image

Как выбрать одноразовые станки для покупки?

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш email не публикуется. Обязательные поля отмечены *